Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Телефон контактного центра
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера
21.12.2016
16:32

«Надо использовать существующие возможности»

В планах Российского экспортного центра (РЭЦ) до конца года — обеспечить прирост несырьевого экспорта на 6% (в 2015 году его прирост составил 4,1%) и вывести на внешний рынок от 1 тыс. малых и средних компаний несырьевого сектора, в том числе региональных. Для реализации этих планов РЭЦ активизировал работу в регионах. О том, какие услуги доступны экспортерам из числа МСБ уже сегодня и что планируется в дальнейшем для поддержки экспортной деятельности малого и среднего бизнеса, в эксклюзивном интервью в рамках делового визита в Ростов-на-Дону рассказал председатель правления АО «Росэксимбанк» (структура РЭЦ) Андрей Поляков.

— Как вы оцениваете потенциал юга России с точки зрения несырьевого экспорта?

— Потенциал есть везде, где есть предпринимательство. На Юге оно развивается очень динамично. Юг может продавать, и он продает продовольствие: зерновые культуры, масличные культуры, переработанное масло, сельскохозяйственную технику, продукцию металлургии, химической промышленности: удобрения, лакокраски, строительные смеси. Юг — один из крупнейших экспортеров зерна. Хотя зерно часто приравнивают к сырью, но ведь его надо посеять, обработать, убрать… Отмечу, понятие «несырьевой экспорт» до сих пор точно не сформулировано. Требуется специальный нормативный акт, который четко пропишет, что это такое. Ведь в недавнем прошлом топливо и мазут тоже считались сырьем. Притом что это продукт переработки с определенной добавленной стоимостью.

Кстати, эти продукты Юг тоже экспортирует.

— Какова география экспортных поставок сегодня?

— В российском экспорте большую долю занимают страны СНГ, потом Европа, Азия, Латинская Америка. Очень многие малые предприятия поставляют сервисные услуги предприятиям СНГ, созданным еще во времена СССР с участием российских производств. Такие исторически сложившиеся связи — очень хорошая ниша для некрупных экспортеров. Например, Юг поставляет в Казахстан комбайны, казахским импортерам это удобно, потому что есть запчасти (регулярные поставки), есть мастера, которые умеют эти комбайны ремонтировать. А мастера, местные, когда-то обучались в наших вузах.

Китай традиционно закупал у нас тепловозы, электровозы, подвижной состав, и у нас же учились студенты с Востока. Но там нет наших сервисных центров. А их можно организовать. В этом году у ЭКСАР (структура РЭЦ. — Прим. ред.) был запущен новый инструмент поддержки, связанный с возможностью предоставлять свое покрытие на создание сервисных производств за рубежом. Мы все прекрасно понимаем, что в сложные времена, именуемые кризисом, именно сервис позволяет выжить более-менее комфортно и уверенно. ЭКСАР покрывает не только риски, связанные с невыплатами по экспортному контракту со стороны иностранного контрагента, но и политические риски — речь идет об инвестициях в создание предприятия, инвестициях в создание сервисных производств. Для Юга, где есть, например, экспортер «Ростсельмаш», это очень хорошая возможность.

— Снижение курса рубля сделало многие наши несырьевые товары конкурентоспособными за рубежом и стало стимулом для многих предприятий начать внешнеэкономическую деятельность. Можно ли сказать, что мы эффективно используем открывшуюся возможность, чтобы уйти от экспорта сырья к экспорту товаров с добавленной стоимостью?

— На самом деле у нас и до валютных скачков был эволюционный процесс, когда несырьевой экспорт потихоньку, не так быстро, как хотелось бы, «отъедал» свою долю в общем объеме. Изменение курса рубля простимулировало этот процесс. Но мы бы и без таких потрясений пришли к тому, что несырьевой экспорт превысил бы объемы сырьевого. В ЮФО мы видим, что за восемь месяцев 2016 года есть прирост именно несырьевого экспорта. Тогда как общий объем экспорта в регионе несколько снизился. Хотя я ничего не вижу плохого в том, чтобы страна отправляла на экспорт то, что у нее есть, и то, что востребовано, отвечала на спрос, соблюдая свои интересы. Ведь многие так называемые развитые страны не стесняются экспортировать сырье. Важно соблюдать разумный баланс и, как говорят, не складывать все яйца в одну корзину. И, конечно, использовать новые возможности.

— Какие, например?

— На встрече в Ростове мы говорили как раз о новых возможностях кредитования. О том, что предприниматель может брать деньги не на себя (зачастую он давно уже закредитован), а на иностранного покупателя — это тот формат, который на 80% востребован в мире. То есть российский банк кредитует иностранного импортера на покупку российских товаров, оплату услуг, работ.

— Если это так удобно и замечательно, то почему предприниматели до сих пор не стоят в очереди за этой услугой?

— Первая причина, которая тормозила продвижение этой услуги,— это стоимость. Стоимость финансов у нас в стране очень высокая. Компенсация процентной ставки должна найти оптимальное значение, максимально приближенное к тому, что используется во всем мире. Нужен механизм, не когда ты сначала тратишь, а потом тебе возмещают (это не просто, а для некоторых предпринимателей и вообще невыполнимо). Нужна система, когда ты сразу идешь к своему покупателю с финансовым предложением, адекватным тому, что есть на рынке. Эта программа в полную силу начала работать только в прошлом году, когда Росэксимбанк совместно с Минпромторгом начали реализацию программы субсидирования процентной ставки по экспортным кредитам для высокотехнологичной продукции.

— Что, по-вашему, нужно, чтобы система поддержки экспортной деятельности МСБ работала с максимальной эффективностью?

— Сегодня для работы этой системы у нас есть все институты: РЭЦ как институт поддержки, предоставляющий спектр услуг по нефинансовой помощи (например, поиск иностранного контрагента — это сегодня одна из самых востребованных услуг), так и финансовый блок: ЭКСАР, который страхует экспортеров от финансовых и политических рисков, Росэксимбанк, который является кредитно-гарантийным плечом структуры. У экспортера появилась возможность выходить к покупателю с пакетом финансовых услуг, возможность работать с отсрочкой платежа в тех странах, где раньше мы этого делать не могли, продвигать свою продукцию и понять, где она может быть востребована. Если предприниматель активно использует весь этот арсенал, то он значительно лучше «экипирован» для выхода на внешний рынок.

Остается теперь планомерно доносить до самих экспортеров информацию об этих возможностях. Не продавать ее нашему бизнесу, а именно разъяснять. Тут посыл такой — мы готовы оказать вам поддержку на всех этапах экспортного контракта в тот момент, когда это нужно. И мы готовы подсказать, когда этот момент может наступить.

— На юге России, в частности в Ростовской области, много малых предприятий, которые работают в сфере высоких технологий и сегодня намерены расширить свои зарубежные рынки сбыта или начать экспортную деятельность. На разных уровнях власти говорилось, что для таких компаний у государства будет какое-то «специальное предложение». Оно уже есть?

— Продолжает работать программа субсидирования Минпромторгом процентной ставки по кредитам Росэксимбанка экспортерам высокотехнологичной продукции. Программа Минпромторга РФ по поддержке высокотехнологичной продукции, к сожалению, не включает в себя ИТ, то, что связано с программным обеспечением. Эти продукты проходят по другому ведомству — Минкомсвязи. Мы отметили этот момент и сейчас работаем с Минкомсвязью, вырабатываем критерии, чтобы создать аналогию программы.

— С чем связана активизация работы РЭЦ в регионах? Насколько развита на региональном уровне поддержка экспортеров?

— Поскольку около 85% объемов несырьевого экспорта обеспечивается за счет региональных экспортеров (данные ФТС), оптимизация региональной инфраструктуры поддержки экспорта является весьма актуальной задачей. Раз в три-четыре дня где-то в регионах России обязательно проводится мероприятие с участием РЭЦ.

В настоящий момент из созданных 35 региональных центров поддержки экспорта только в пяти регионах, в том числе в Ростове-на-Дону, инфраструктура действует в форме автономной некоммерческой организации, позволяющей РЭЦ не только в полной мере передать весь спектр своих компетенций — как нефинансовых, так и финансовых, но и через свое участие существенно расширить круг экспортоориентированных компаний региона, которым может быть оказана поддержка регионального центра. То есть помогать не только компаниям, относящимся к МСП в логике 209-ФЗ, но и некрупным экспортерам, которые формально не соответствуют критериям данного ФЗ, являясь по факту таковыми. Такое взаимодействие региональной администрации и РЭЦ позволяет сделать систему понятной, управляемой и прозрачной, а значит более эффективной. Эта идея поддерживается как руководством регионов, так и бизнес-сообществом. В настоящее время для более продуктивной работы с регионами РЭЦ подписал соглашения о сотрудничестве по вопросам развития экспортной деятельности с главами более чем 20 субъектов, один из них, кстати,— Ростовская область.

Беседовала Лариса Никитина
Источник:
Публикация в источнике:

Другие продукты

Пополняем оборотные средства, гарантируем исполнение экспортных контрактов, финансируем приобретение ваших товаров за рубежом. Выбирайте нужное.