Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

Телефон контактного центра
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера
Поиск по сайту
Поиск по сайту
Поиск по навигатору экспортера

Дмитрий Голованов: Ключевое слово для нас — экспортер

Дмитрий Голованов: Ключевое слово для нас — экспортер
25
12.14
10:05
В рамках новых экономических вызовов поддержка экспортно ориентированных предприятий становится одной из важнейших задач государства. О необходимых для развития внешнеторговой деятельности мерах и новых структурах содействия экспортерам говорил 4 декабря 2014 года в своем обращении к Федеральному Собранию с ежегодным Посланием Президент РФ Владимир Путин: «Для стимулирования отечественных экспортеров в 2015 году заработает Центр кредитно-страховой поддержки экспорта. Его услугами смогут воспользоваться все несырьевые компании, от крупных до небольших. В ближайшие три года объём капитализации Росэксимбанка, который должен работать по этому направлению, составит примерно 30 миллиардов. За три года российский экспорт продукции высокой степени переработки должен увеличиться в полтора раза».

Портал «Экспортеры России» обсудил задачи нового Центра и инструментарий поддержки экспорта с Председателем Правления ЗАО РОСЭКСИМБАНК Дмитрием Головановым.

Дмитрий Голованов во время своего выступления на экспертной дискуссии «Два года участия России в ВТО: вызовы и реальность», которая состоялась 17 декабря 2014 г. в Центре международной торговли в рамках конференции «Россия в ВТО: два года участия».


«Экспортеры России»: Последние несколько лет государство стало уделять серьезное внимание поддержке национальных производителей, заинтересованных в выходе на международные рынки. В этом году перед Росэксимбанком были поставлены новые задачи в рамках создания на базе ЭКСАР центра кредитно-страховой поддержки экспорта. В конце ноября банк стал дочерней организацией ЭКСАР. Расскажите, какие задачи у Банка в рамках новой корпоративной структуры?

Дмитрий Голованов: До недавнего времени основная поддержка экспортеров в России приходилась на долю тех предприятий, которые имели многолетние наработанные практики экспортных поставок и давно зарекомендовали себя как успешные экспортеры на различных рынках. Сегодня же государство ставит перед нами более широкую задачу – сделать так, чтобы каждое предприятие-производитель на территории Российской Федерации, включая малые и средние, получило возможность стать экспортером. Независимо от того, был у предприятия до этого времени опыт экспортных поставок или нет.

Именно с этой целью в дополнение к уже действующим инструментам поддержки экспорта в этом году на государственном уровне велась работа над созданием Центра кредитно-страховой поддержки экспорта, сформированного на базе ЭКСАР. Объединение страхового и кредитного инструментария на базе ЭКСАР с учетом передачи на баланс ЭКСАР 100% акций Росэксимбанка стало одним из системных шагов в рамках развития государственного инструментария поддержки экспорта. Основной задачей здесь мы видим создание линейки совместных продуктов, внедрение которых станет дополнительным стимулом для развития несырьевого экспорта Российской Федерации.

Ключевое слово для нас — экспортер. Малый ли он, средний или крупный — это не столь важно. Наша самая главная задача — поддержка экспорта. Краеугольным камнем оценки возможностей нашего потенциального клиента является наличие интересной, перспективной продукции, востребованной на внешних рынках.

Совместно с ЭКСАР, мы планируем разработать линейку доступных кредитно-страховых продуктов, стоимость которых российские экспортеры смогут сразу включать в коммерческие предложения зарубежным контрагентам.

Мы должны предложить абсолютно прозрачную систему продаж кредитных продуктов, обеспечив равные возможности доступа к ним для всех отечественных производителей. От кредитования разовых сделок – того, чем мы занимались до недавнего времени — мы должны перейти к широким продажам кредитных продуктов для всех категорий бизнеса: малого, среднего и крупного. Наша задача сейчас – проанализировать и выделить наиболее востребованные виды сделок и разработать соответствующие продукты, на которые есть спрос со стороны экспортеров.

При этом, конечно же, необходимо стандартизировать всю кредитную, расчетную и страховую документацию, а также сделать существующие правила рассмотрения заявок абсолютно понятными и прозрачными. Это позволит нам значительно ускорить процессы кредитования.


ЭР: Дмитрий Ярославич, Вы упомянули разрабатываемую линейку новых кредитных продуктов банка. Есть ли у Вас уже четкое понимание, что это будут за продукты?

ДГ: Да, конечно. В классическом виде работа Росэксимбанка связана с кредитованием зарубежного покупателя отечественной продукции либо банка покупателя. В зависимости от того, как мы структурируем каждую конкретную сделку, какие лимиты мы можем установить на наших потенциальных заемщиков, как они смогут быть гарантированы – с учетом этих факторов формируется цена сделки.

Изюминкой является то, что сейчас в дополнение к кредитам покупателям в евро и в долларах мы рассматриваем, и это имеет серьезный шансы на успех, кредиты покупателям в рублях. Даже с учетом сложностей, которые сейчас присутствуют на рынках, такие продукты имеют очень хорошие перспективы. Кроме того мы прорабатываем кредиты покупателю в валюте той страны, резидентом которой он является. Это первый вид продукта. Второй продукт, возможно не такой массовый и не такой популярный, но который также пользуется спросом со стороны экспортеров — это предэкспортное кредитование. То есть кредитование при существующем экспортном контракте, которое позволит выполнить этот контракт с учетом потенциальной валютной выручки, проведения расчетов и так далее.

Третья категория продуктов – это разные сопутствующие финансовые инструменты, такие как контрактные гарантии (тендерные, гарантии возврата авансового платежа и пр.), финансирование под уступку прав требования, факторинг. Эти виды финансовых инструментов создают дополнительные возможности для наших производителей.

ЭР: Планируете ли Вы разрабатывать какие-либо комплексные кредитно-страховые продукты для экспортеров и как Вы планируете строить работу с ЭКСАР?

ДГ: Не просто планируем - в этом и есть смысл создания Центра кредитно-страховой поддержки. Вся наша работа уже строится исключительно совместно с ЭКСАР. У нас сложились очень хорошие деловые отношения среди менеджеров всех уровней. Мы разговариваем на одном языке, мыслим на одной волне, и, что самое главное, у нас схожие задачи и абсолютно четкое понимание общего стратегического развития.

Вместе с ЭКСАР мы вышли на единые подходы при оценке рисков. На практике это дает возможность экспортеру – потенциальному заемщику или страхователю - не заполнять множество дублирующих друг друга документов, а сделать это один раз и стать полноценным участником программ поддержки экспорта.

Во-вторых, работая с агентством ЭКСАР, мы координируем взаимоотношения с клиентами. То есть, при желании нашего потенциального клиента, все заявки могут сразу рассматриваться как банком, так и ЭКСАР. Это дает возможность предложить клиенту сразу весть набор кредитных и страховых продуктов. Клиент может выбирать, какой продукт ему нужен больше, какой меньше. Возможность использовать сочетание кредитных и страховых продуктов дает российским компаниям дополнительные конкурентные преимущества на международных рынках.

При этом вся наша линейка кредитных продуктов как конструктор имеет возможность быть подсоединенной к линейке продуктов ЭКСАР. По сути, все новые продукты и ЭКСАР и Росэксимбанка изначально создаются с единой юридической конструкцией, единой системой оценки рисков, ценовой конструкцией, и, самое главное — для общей целевой аудитории.

Я считаю, что здесь присутствует замечательная синергия. Очень правильное решение было реализовать именно такую систему поддержки экспорта. Мы рассчитываем на успех, поскольку именно такой комплексный подход в наибольшей степени отвечает потребностям экспортеров.

ЭР: С учетом большой востребованности кредитно-страховых продуктов среди экспортеров, планируете ли Вы расширение, открытие дополнительных офисов, чтобы стать ближе и доступнее региональным производителям?

ДГ: Это хороший вопрос, потому что он связан не столько с идеологической моделью работы Центра кредитно-страховой поддержки экспорта (она в целом понятна), сколько – с конкретными бизнес-конструкциями и каналами продаж.

На сегодняшний день, к сожалению, значительная часть инфраструктуры поддержки экспортеров в стране замыкается на центральные офисы в Москве и крупнейших городах. Это исторически так сложилось и мы отдаем себе отчет в том, что существующее покрытие сети недостаточно для того, чтобы обеспечить хорошие возможности доступа к нашим продуктам для региональных экспортеров и экспортно-ориентированных предприятий.

Мы планируем использовать все без исключения каналы доведения информации до наших потенциальных клиентов. Мы наметили большое количество партнеров, с которыми нам предстоит в дальнейшем сотрудничать.

Первое, это, конечно же, региональные центры поддержки экспорта. Второе - это банки партнеры, с которыми мы работаем сейчас, и которые являются проводниками нашей системы. Третье – это банки-партнеры ЭКСАР. Четвертое – информационные партнеры. Со временем это будет единая общая система. С учетом большой удаленности и высокой перспективности регионов будем уделять особое внимание Дальнему Востоку. Насколько мне известно, в следующем году ЭКСАР планирует открыть свое представительство во Владивостоке.

Обязательно будем использовать возможности торговых представительств России в различных странах. Они, конечно же, не будут являться точками продаж наших банковских продуктов, но с учетом их активного взаимодействия с отечественными производителями через торгпредства можно будет также выходить на потенциальных клиентов из числа российских экспортеров.

Рост точек продаж наших кредитно-страховых продуктов, в том числе наших потенциальных представительств, будет напрямую зависеть от роста объема бизнеса и будет ему пропорционален.

В пропаганде наших продуктов и возможностей, конечно, постараемся пользоваться специализированными информационными ресурсами, каковым, к примеру, являются порталы региональных центров по поддержке экспорта или портал «Экспортеры России».

ЭР: Как Вы планируете выстраивать работу с банками-партнерами?

ДГ: У нас существует четкое понимание того, как должна строиться работа с банками-партнерами. Можно работать с использованием двух схем.

Первое, это когда все риски берет на себя банк-партнер, а мы его только финансируем. В таком случае банк сам выстраивает работу с потенциальным экспортером с созданием структурированных сделок. Сложность для экспортера при этом заключается в том, что у каждого банка существуют свои требования и форматы работы с экспортерами.

Чтобы сделать наши продукты максимально понятными и доступными для российских экспортеров, мы планируем также использовать еще один формат работы, при котором банки-партнеры будут выступать в качестве наших агентов, структурировать сделки по нашим правилам, в рамках наших кредитных продуктов.

Наша главная задача при работе с банками-партнерами — найти правильную точку в распределении рисков между агентом, фондирующим банком и потенциальным клиентом для реализации задач, предусмотренных национальной программой поддержки экспорта.

ЭР: Работает ли Росэксимбанк с российскими инжиниринговыми компаниями? Чем обусловлен интерес банка к работе с данным видом компаний?

ДГ: В российских инжиниринговых компаниях мы, действительно, видим абсолютно реальный сегмент предприятий, которые способны увеличивать объем поставок продукции и услуг на экспорт.

Это классический экспорт услуг и на сегодняшний день мы с Минэкономразвития серьезнейшим образом обсуждаем возможность уделять особое внимания экспорту услуг из Российской Федерации. Это высокотехнологичный экспорт, с хорошим коэффициентом полезного действия.

К сожалению, в настоящее время мы отмечаем серьезное ухудшение финансового положения большого количества инжиниринговых компаний. В значительной степени это связано с тем, что зачастую именно инжиниринговые компании несут на себе высокие риски — валютные, финансовые, риски непоставок, риски плохого некачественного производства.

При работе с такими компаниями наша задача сводится к тому, чтобы минимизировать риски, используя новый андеррайтинговый подход, я бы так это назвал. Особенно это касается работы с инжиниринговыми компаниями, которые занимаются сложными бизнес-процессами.

Вторая группа рисков, связанных с инжиниринговыми компаниями — это значительный объем импортных сделок, которые они осуществляют при работе над конкретными проектами. В ряде случаев, получается, что объем российского производства инжиниринговой компании составляет меньше 50%. За рубежом закупается продукция: промышленная продукция, оборудование, и уже под ключ поставляется. Лично я считаю, что ничего плохого в этом нет, и здесь в значительной степени все определяется позицией правительства, связанной с таможенными пошлинами, барьерами, и если это выгодно — это хороший бизнес для России.

Но в таких случаях часто возникают серьезные риски импортера, то есть это валютные риски. В условиях сегодняшнего дня многие инжиниринговые компании сталкиваются с проблемой финансирования импортных контрактов. В результате, реализация проектов останавливается, и это влечет за собой негативные последствия для большого количества российских производителей, участвующих в проекте в качестве поставщиков комплектующих и оборудования.

Это сложный клубок проблем, который тоже нужно осторожно и правильно распутывать. Каким образом? Во-первых, конечно же, нужно поддерживать компании, фокусирующиеся на работе с российскими производителями. Доля российского оборудования должна превышать 60% - мы для себя установили такой порог.

Второе, мы безусловно будем уделять повышенное внимание работе с инжиниринговыми компаниями, которые используют лучшие мировые практики в области энергосбережения, снижения себестоимости и эффективного управления бизнес-процессами и качеством продукции и услуг.

Отдельный вопрос – это организация правильных и прозрачных расчетов. Одна из проблем, особенно актуальная для некрупных компаний – это то, что в ряде случаев система расчетов работает в серой зоне. Возникают какие-то странные контракты, стопроцентные предоплаты и авансы и т. д. Это может создавать элемент недоверия к бизнесу.

Задача нашего банка – показывать лучшие практики еще и расчетного обслуживания инжиниринговых компаний, где за каждым авансом стоит гарантия возврата, за каждым поставщиком стоит четкая проработанная система оценки этого поставщика как компетентного и благонадежного контрагента.

В любом случае, работа с инжиниринговыми компаниями – это очень интересная и правильная для нас тема, мы будем продолжать ею заниматься.

ЭР: Как Вы планируете осуществлять взаимодействие с другими действующими в рамках единой общегосударственной стратегии поддержки экспортеров участниками процесса.

ДГ: Национальная экспортная стратегия, так же как стратегии развития Центра кредитно-страховой поддержки экспорта, ЭКСАР и Росэксимбанка пишутся в соответствии с уже согласованными наработками, которые есть у Минэкономразвития в части общего видения стратегии поддержки российского экспорта.

С министерством у нас 100% корреляция и координация. Еще до начала активной работы именно министерство структурировало работу так, чтобы все институты развития приняли участие в обсуждении единой стратегии.

Кроме того мы активно взаимодействием с Минпромторгом по вопросам совершенствования механизмов субсидирования процентных ставок по экспортным кредитам.

Необходимо сказать, что деятельность самого Центра кредитно-страховой поддержки экспорта будет осуществляться в рамках построенной государством на базе Внешэкономбанка системы поддержки экспорта.

Еще раз подчеркну: единая общегосударственная стратегия поможет в реализации тех задач, которые стоят перед всеми участниками процесса поддержки национального экспорта. Утвержденная стратегия станет, по сути, своего рода, национальной правительственной картой развития экспортной деятельности российских предприятий.

ЭР: Как вы оцениваете текущую ситуацию в экономике для экспортеров? Чего в ней больше: возможностей или проблем и новых вызовов?



ДГ: Мы видим, конечно, как новые вызовы и сложности, так и новые возможности для российских компаний. Текущие сложности на валютном и финансовом рынках – это временное явление. Мы сталкивались уже с похожими ситуациями несколько раз на протяжении истории современной России. Это было в начале 90-х и в конце 90-х, в первой декаде 2000-х.

В периоды, когда экономика спокойно и стабильно развивается: растут экспорт и импорт, торговые и промышленные связи, увеличиваются объемы производства, – основная задача – давать возможность наиболее активно работать коммерческим банкам, не препятствовать рыночному определению кредитных ставок.

В те же периоды, когда на финансовых рынках возникает серьезная волатильность, задача институтов развития - максимально способствовать стабильной, спокойной, нормальной работе тех, чью целевую аудиторию обслуживает тот или иной институт развития, в нашем случае – это российские экспортеры.

Росэксимбанк как составная часть Центра кредитно-страховой поддержки экспорта спокойно и уверенно продолжает работать с теми экспортерами, которые уже находятся на обслуживании в банке. Мы разработали и продолжаем разрабатывать линейку кредитных продуктов для экспортеров, а также предлагаем дополнительную предэкспортную поддержку.

ЭР: Каким вы видите банк через 5 лет?

ДГ: Во-первых, я вижу банк в качестве лидера в части компетенций по финансовой поддержке экспорта. Банк, который аккумулирует лучшие технологии, лучшие практики, для того, чтобы создать для наших экспортеров наиболее удобные и конкурентоспособные продукты.

Во-вторых, я вижу банк в качестве крупного института развития, встроенного в государственную систему поддержки экспорта. Вместе с агентством ЭКСАР банк является составной частью национального Центра кредитно-страховой поддержки экспорта и выполняет задачи по предоставлению кредитных продуктов, обеспечивая при этом прозрачность системы и равный доступ к банковским и страховым продуктам для всех российских компаний.

В третьих, я вижу банк очень крупным, потому что абсолютно убежден, что при правильном предложении хорошо структурированных кредитных продуктов мы сможем в значительной степени увеличить объемы российского экспорта. В России на сегодняшний день размер банковской поддержки экспортеров относительно невелик, по сравнению с аналогичными показателями других стран. У нас есть, куда расти и наращивать долю банковских продуктов в общем объеме поддержки экспорта. По нашим оценкам, эти цифры измеряются десятками и даже сотнями миллиардов рублей.

Мне бы также хотелось, чтобы банк внес свой вклад в развитие новых технологий — стал флагманом в области развития новых сегментов экономики, ориентированных на экспорт, на выход на новые международные рынки. Создание и запуск таких сегментов промышленного производства тоже одна из ключевых задач банка.

ЭР: Близится Новый год. Чтобы Вы могли сегодня пожелать экспортерам России?

ДГ: Я бы хотел всем пожелать не опускать руки, а уверенно смотреть в будущее. Абсолютно убежден в том, что у нас хватит сил и воли, финансовых ресурсов, а также знаний и опыта для того, чтобы развивать то, что мы имеем уже сегодня.

Поэтому я желаю всем спокойствия, уверенности в себе, силы духа, и, безусловно, удачи.
Публикация в источнике:

Другие продукты

Пополняем оборотные средства, гарантируем исполнение экспортных контрактов, финансируем приобретение ваших товаров за рубежом. Выбирайте нужное.